IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> К семантике образа Карачуна
Дмитрий Гаврилов
сообщение 18.10.2013, 13:18
Сообщение #1


Иггельд
*************

Группа: Администраторы
Сообщений: 2,387
Регистрация: 27.2.2008
Из: Москва, Россия
Пользователь №: 6




Меня озадачили на днях вопросом о Карачуне-Корочуне в фольклоре. И, разбираясь с этим вопросом, наткнулся на хорошую, ИМХО, статью. Автор уловила главную мысль сказки - календарную борьбу силы Тьмы (Корочуна-Карачуна) за обладание Светом. Героиню не случайно зовут Светланою.

http://kizhi.karelia.ru/library/ryabinin-2...l



Лызлова А.С. (г.Петрозаводск)

Сезонный персонаж-похититель женщин в русской волшебной сказке Карелии: к семантике образа Карачуна

В роли похитителей женщин в русской волшебной сказке могут выступать различные персонажи, происхождение которых связано с тотемистическими и анимистическими представлениями, а также с мифологическим восприятием астральных и метеорологических явлений.

Чрезвычайно редко похищение женщины в сказочных текстах совершает персонаж Карачун (Корачун, Корчyн). По всей видимости, это имя проникло в устную сказочную традицию из лубочной литературы: с середины 50-х годов XIX в. и до 1918 г. в России неоднократно издавалась «Сказка о Иване–богатыре, о прекрасной супруге его Светлане и о злом волшебнике Карачуне»[1]. По словам К.Е.Кореповой, имя Карачун «было заимствовано у Левшина»[2] (т.е. из сборника В.И.Левшина «Русские сказки, содержащия древнейшия повествования о славных богатырях, сказки народные и прочия…», изданном в 1780–1783 гг.). Однако, как отмечают некоторые исследователи[3], Карачун функционирует в книге М.Попова «Славянские древности, или Приключения славянских князей», опубликованной в Санкт–Петербурге в 1770–1771 гг. Здесь он характеризуется как «гнуснейшее и ужаснейшее страшилище», способное перевоплощаться в огонь, человека, «семиглавую гидру» (семиглавого змея); это существо «влюбчивое и корыстолюбивое»: «всех прекрасных женщин похищал он в свой сераль, и редкие вещи собирал ото всюду в свои сокровища».[4]

Само наименование Карачун (Корочун, Керечун) неоднократно привлекало внимание исследователей. Достаточно сложным оказывается вопрос о происхождении слова.[5] Большинство ученых склоняется к тому, что оно заимствовано, но некоторые считают возможным образование его от таких русских слов, как: «коротать» («укорачивать»), «корчить» (т.е. кривляться), «карачить» (т. е. пятиться задом, ползком[6]). Возможно, сложность в выяснении происхождения связана с тем, что рассматриваемое наименование достаточно многозначно. У украинцев, поляков, словаков, мораван, болгар, сербов и румын оно представлено следующими основными значениями, связанными с рождественскими обрядами и верованиями: 1. праздник Рождества; 2. рождественский Сочельник; 3. период святок; 4. рождественский хлеб[7]; 5. редко – рождественское деревце.[8]

Определенную «рождественскую» семантику это слово имело и в древнерусском языке. Так, в Новгородской летописи за 1143 год сообщается: «Стояше вся осенина дъждева от Госпожина дни до Корочюна»[9] (здесь оно означает пост перед Рождеством).

В то же время в славянской мифологии «карачун» – это день зимнего солнцеворота и связанного с ним праздника, отмечавшегося 12/25 декабря (Спиридоньев день в более позднем крестьянском календаре). Как отмечают некоторые исследователи[10], Карачун у древних славян считался подземным богом, повелевающим морозами. Его почитали и как бога скотьего падежа[11]. Все это свидетельствует о том, что Карачун имеет непосредственное отношение к смерти, к миру мертвых, а также он связан с зимним состоянием природы. Это обстоятельство подтверждается тем, что в русском языке рассматриваемое слово означает «смерть», «гибель», «черт», «злой дух».[12] До сих пор выражение «карачун пришел» (кому-либо) означает «смерть», «погибель»[13]. Как бы то ни было, все эти значения связаны с некоторой переходностью, символизирующей «переворот, поворот, резкое и значимое изменение состояния»[14].[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В Научном архиве Карельского научного центра (КарНЦ) РАН нами было обнаружено четыре варианта сказок с участием интересующего персонажа. Один из таких текстов под заглавием «Про Добромысла и про сына Ивана–богатыря» (115,26)[15] был записан в 1936 г. от Ф.С.Смирнова в Оятском р-не Ленинградской обл. Интересно, что сказочник является вепсом по национальной принадлежности. Однако сказки рассказаны им на русском языке, впоследствии они были изданы[16]. Из статьи Г.Власьева «Сказочник Смирнов Ф.С. и его сказки»[17] выясняется, что исполнитель не только читал лубочную литературу, но и общался с другими носителями сказочной традиции.

По-иному дело обстояло с другими вариантами. В 1937 году в Петрозаводске (на территории Онежского завода) Н. В. Новиков записал сказку «Еруслан Лазаревич» от неграмотного Ф.П.Господарева (62,3)[18], который почти до 40-летнего возраста жил в Белоруссии (б.Могилевская губ.), а в 1903 году был сослан в Карелию за участие в крестьянском восстании. Еще в детские и юношеские годы он слушал сказки от старика–крестьянина д.Забабье, Кузьмы Кондратьевича Шевцова, и сохранил их в памяти.

В 1938 г. была зафиксирована сказка «О Светлане» от 79-летнего, опять же неграмотного, жителя д.Рагнозеро Пудожского р-на О.И.Дмитриева (2,77). Он был известен как хороший сказочник. Собиратели отмечали, что у героев его сказок «самые причудливые имена»; «возможно, что некоторые из них из лубочной литературы»[19].

Сказочную традицию О.И.Дмитриева усвоил его сын – Михаил Осипович, от которого в 1976 г. была записана «Сказка про жену Светлану» (98,56).

Несмотря на то, что обнаруженные варианты, в которых участвует Карачун, были записаны примерно в одно время (конец 1930-х гг.) на удаленных друг от друга территориях, все они, по-видимому, восходят к лубочному источнику, каковым является редакция И.Кассирова, созданная в 1895 г.[20] В этом случае мы имеем дело с тем, что сказка, напечатанная на страницах книги, продолжила свое существование в устной волшебно–сказочной традиции.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Рассматриваемые нами тексты являются поздней версией сюжета, зафиксированного в СУС[21] под номером 402 (Царевна–лягушка), где лягушка заменена на старушку. Несмотря на это героиня не утратила способности к перевоплощению: она может менять свой облик с помощью кольца (перстня). Попеременное пребывание то в одном, то в другом виде имеет определенную продолжительность: три дня (98,56), два (115,26), три (2,77) года или же пять лет (Госп., №8). Нарушение запрета (выбрасывание Иваном заветного кольца в море) приводит к тому, что героиня оказывается во власти Карачуна.

На основе прочитанных волшебных сказок можно составить представление о том, кто же он такой – сказочный Карачун?

Появление интересующего нас персонажа происходит, как правило, в момент похищения им героини. При этом в сказках достаточно кратко сообщается о том, что он унес женщину (98,56); «воспользовался своим волшебством» и похитил ее (115,26). Возможна также ситуация, когда похищение не описывается, а героиня просто исчезает. Перед этим она сообщает, где ее необходимо искать (Госп., №8), либо уже во время поисков освободитель узнает, что она находится у Карачуна (2,77).

Именно так интересующий нас персонаж именуется в двух из привлекаемых вариантов (2,77; 115,26), Господарев называет его «Корчyн», в тексте же из коллекции 98 наряду с именем «Карачун» в ходе повествования используется «Кощай», а также усложненный вариант: «Карачун Кощая Бессмертного». (Примечательно, что годом ранее, в 1975 г. от М.О.Дмитриева была записана версия сказки «О жене Светлане» (83,57)[22], в которой вместо Карачуна фигурирует Кощай.) Указанные факты свидетельствуют о том, что исследуемый персонаж с течением времени трансформировался в Кощея, и подтверждают слова Р.Г.Назирова о зафиксированном в XVIII в. соответствующем переименовании[23].

Помимо имени в сказках содержатся некоторые иные сведения. Это существо наделено сверхъестественными способностями: оно летает (2,77; 98,56). Возможно, для мотивировки такого способа передвижения в одном варианте упоминаются «большие крылья» (2,77). Кроме того, Карачун способен «пускать огненный дух» (Госп., №8), он «палит огнем» (115,26). Что касается внешности, то в вариантах, записанных от отца и сына Дмитриевых, он сам характеризует себя так: «Я ли не красив, я ли не горбат, у меня ли нос не сутуловат» (2,77; 98,56). В этих же текстах есть указание на возраст персонажа: он старый. Сказки содержат также некоторую информацию об образе жизни Карачуна, который совершает отлучки на охоту (2,77; 98,56), на работу (2,77).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Стоит отметить, что во всех обнаруженных нами вариантах есть указания на определенную родственную связь рассматриваемого персонажа с героиней: он оказывается ее дядей. Однако, несмотря на это, похититель уговаривает женщину полюбить его (115,26), жить с ним (98,56), выйти за него замуж (2,77). (К слову сказать, именно то, что изначально в одном из вариантов «дядюшка Корчyн […] улегaет» за героиней (т.е. домогается), оказывается мотивировкой превращения ее в старуху (Госп., №8). В этой коллизии, связанной с брачными отношениями, усматривается инцест.

Кроме того, Карачун в сказках характеризуется как «большой волшебник» (Госп., №8; 115,26), способный превратить героиню в «старуший вид» (115,26). Дается и оценочная характеристика: персонаж этот злой (98,56; 115,26), «проклятый», «бестия» (115,26).

Помимо всего прочего в текстах сообщается, что похититель живет в «Персидьском царстве»[24] (2,77), дворец его окружен большим забором, а ворота охраняют либо змеи (2,77; 98,56; 115,26), либо «стража бессмёртная» (Госп., №8). (Стоит отметить, что и сам похититель в двух рассмотренных вариантах наделяется эпитетом «Бессмертный» (98,56) или «бессмeртный» (Госп., №8). Эти факты еще раз подтверждают связь рассматриваемого персонажа с Кощеем, рядом с именем которого в волшебных сказках нередко употребляется указанный эпитет).

Покончить с властью Карачуна можно одним способом: раздобыть надежно спрятанное от посторонних яйцо[25], в котором хранится смерть (или, точнее, жизнь, душа) похитителя, и уничтожить его. Во всех выявленных вариантах рассматриваемый персонаж погибает после того, как Иван ударяет его яйцом (Госп., №8), раздавливает яйцо (115,26), кидает его «в пол» (98,56), «о сыру землю» (2,77). Вообще же помимо того, что разбитое яйцо означает смерть Карачуна, оно связано с вызволением всего мироздания из плена, который представлен в волшебных сказках в качестве потустороннего мира. Дополнительной гарантией полного уничтожения Карачуна оказывается его сжигание, о чем сообщается в двух текстах (115,26; Госп., №8).

Итак, в выявленных волшебных сказках интересующий нас персонаж оказывается фантастическим существом, происхождение которого связано с народным пониманием смены сезонов в круговороте природы. Карачун здесь практически утрачивает изначальную семантику, связанную с зимой, сохраняя лишь свое имя. Но и оно с течением времени подвергается изменению в Кощея. Вообще же два этих образа сливаются воедино, в результате чего Карачун наделяется атрибутами Кощея: смерть в яйце, эпитет «бессмертный» (который напоминает о том, что зима повторяется из года в год).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Совершаемое Карачуном похищение женщины – не что иное, как пленение всего мироздания зимой. Поэтому неслучайно, что в трех из рассмотренных нами сказок имя похищенной героини Светлана, что служит проявлением таких архетипов, как солнце, свет, тепло, жизнь.
  • [1] Подробный анализ нескольких редакций этой сказки представлен в работе: Корепова К.Е. Русская лубочная сказка. Н.Новгород, 1999. С.111–130.
  • [2] Там же. С.118.
  • [3] Новиков Н.В. Образы восточнославянской волшебной сказки. Л., 1974. С.193; Назиров Р.Г. Истоки сюжета «Кащеева смерть в яйце» // Фольклор народов РСФСР. Уфа, 1989. [Вып.17]. С.36.
  • [4] Цит. по кн.: Новиков Н.В. Образы восточнославянской волшебной сказки. С.193.
  • [5] Различные мнения по этому поводу обобщены в следующих работах: Руссов С. О происхождении двух простонародных слов: Карачун и Чур // Отеч. записки. 1828. Ч.34. №98. С.474–480; Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1869. Т.3. С.760; Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия / Собр. М.Забылиным. М., 1880. С.11; Корочун // Энциклопедический cловарь / Изд. Ф.А.Брокгауза и И.А.Эфрона. СПб., 1895. Т.16, кн.31. С.398.
  • [6] Даль В.И. Толковый словарь. СПб., 1881. Т.2.
  • [7] Этот образ подробно рассматривается: Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М. 1971. С.203–207.
  • [8] См. об этом: Валенцова М.М. Карачун // Славянские древности. Этнолингвистический словарь. М., 1999. Т.2. С.468–469.
  • [9] Цит. по кн.: Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т.3. С.760.
  • [10] Шапарова Н.С. Краткая энциклопедия славянской мифологии. М., 2001. С.276; Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Русские легенды и предания. М., 2006. С.285.
  • [11] Иванов В.В. Русский мифологион. Петрозаводск, 1998. С.107; Шапарова Н.С. Краткая энциклопедия… С.276.
  • [12] См. об этом: Руссов С. О происхождении двух простонародных слов… С.475; Даль В.И. Толковый словарь. Т.2. С.91; Корочун // Энциклопедический cловарь / Изд. Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона С. 398.
  • [13] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. C.267.
  • [14] Валенцова М.М. Карачун // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М., 2002. С.219.
  • [15] Здесь и далее в скобках указывается первой цифрой номер коллекции, второй – единица хранения.
  • [16] Из 54 сказок, записанных от Ф.С.Смирнова, 40 вошли в сб. «Вепсские сказки», который был подготовлен Г.Власьевым и опубликован в 1941 г. в Петрозаводске, однако по непонятной причине в библиотеках нашего города он не обнаружен.
  • [17] Научный архив КарНЦ РАН, ф.1, оп.39, ед.хр.66.
  • [18] Репертуар, записанный от этого сказителя, опубликован в сб.: Сказки Ф.П.Господарева / Запись текстов, вступ. статья и примеч. Н.В.Новикова. Петрозаводск, 1941. Указанная сказка напечатана под №8 (далее – Госп., №8).
  • [19] Носители фольклорных традиций (Пудожский район Карелии) / Изд. подгот. Т.С.Курец. Петрозаводск, 2003. С. 60, 61.
  • [20] См. об этой редакции: Корепова К.Е. Русская лубочная сказка. С. 121–124, 127.
  • [21] Сравнительный указатель сюжетов: Восточнославянская сказка. Л., 1979.
  • [22] Опубликована под №2 в сборнике: Русские народные сказки Пудожского края / Сост.: А.П.Разумова, Т.И.Сенькина. Петрозаводск, 1982.
  • [23] Назиров Р.Г. Истоки сюжета «Кощеева смерть в яйце». С.36.
  • [24] Это прямое напоминание о лубочной сказке, см.: Корепова К.Е. Русская лубочная сказка. С.124.
  • [25] Ситуация, связанная с поисками сокровенного яйца, заслуживает специального рассмотрения.
// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Допускается копирование и цитирование всех материалов, размещённых на сайте музея-заповедника «Кижи» (kizhi.karelia.ru), если цитируемое сопровождается точной активной ссылкой на оригинал и указанием всех правообладателей (в том числе музей-заповедник «Кижи»). При использовании любых материалов в печатных изданиях необходимо получить согласие от администрации музея на публикацию.
Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.
По всем вопросам обращайтесь: contact@kizhi.karelia.ru

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ольга Розова
сообщение 18.10.2013, 19:38
Сообщение #2


светлая личность
*************

Группа: Действительный участник
Сообщений: 664
Регистрация: 27.2.2008
Из: Московская область
Пользователь №: 4



Вот только автор статьи почему-то упорно ищет источник персонажа в лубочной литературе - и это при том, что носители сказачной традиции зачастую неграмотны. А уж искать истоки имени в других языках...

Любопытны сами сказки, они малоизвестные. Обычно Карачун упоминается в фольклоре либо в приговорках-поговорках, либо в приметах.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 24.10.2021, 22:29